Gaz-v-pol (gaz_v_pol) wrote,
Gaz-v-pol
gaz_v_pol

К приговору Егору Бычкову.



В нашем дворе иногда гуляет дедушка Александр. С внуком Димой. Папы нет. Умер в 22 года. Героин. Дедушка Александр подходит к каждому ребёнку во дворе. Рассказывает сию историю. И просит ребёнка не колоться. Он плохо запоминает детей, подходит по нескольку раз. Юрка терпит и слушает. Игоряха уже отмахивается — «да знаю, знаю, Вы уже рассказывали, мне пора на турник бежать». Дедушка стоит и плачет.

В музыкальной школе в туалете висело объявление. О том, что администрация нашла в туалете шприц. Использованный. Сдали на анализы, они ещё не готовы. Посмотрите, уважаемые родители, на Вашего ребёнка, обратите особое внимание на локтевые сгибы, пах и ещё куда-то. К счастью, это не наша музыкалка, а окружная. Там был отчётный концерт их хора.

Прошло 10 лет, а у меня на правой кисти шрам. 26 марта 2000 года я ехал в метро «Таганская». Выборы были, ехал к маме проголосовать. Первый раз увидел наркомана. Он стал отбиваться от чертей. Ножом. В метро. Не набитом, но всё же московском. Какой-то мужик его стал крутить. Я бросился помочь. Неудачно. Кровь. К слову, милиционеры попросили дать показания, что это они приняли наркомана. Не жалко, пожалуйста. Да и не до того мне было — боялся, а вдруг на ноже ВИЧ или там гепатит. У меня свадьба через месяц, и вся жизнь впереди. Потом у наркомана оказался папа. В прокуратуре подменили нож со стопором на перочинный. И меня настоятельно попросили подписать бумаги о примирении.

На этом, к счастью, кончается мой личный опыт с наркоманами. А ещё я видел наркоманов в реабилитационном центре у Ройзмана. И пристёгнутых наручниками к кровати (первый месяц там «карантин»). И в обычной обстановке — столярная мастерская, спортзал, лекция по геометрии. И во время привоза — родители с почерневшими лицами, выплакавшие все слёзы, тащат здорового детину. Он сопротивляется. Одного рослого малого папа с мамой привезли в багажнике. Он был совершеннолетний, это незаконно, да.

Каждый из нас склонен судить о новом явлении на основе предыдущего опыта (а как иначе?). Мы думаем, что героиновая ломка — это что-то вроде моего плохого настроения утром без кофе, только сильнее. Это неверно; ломку надо видеть самому. Или хотя бы поговорить с тем, кто испытывал. Это пытка. В буквальном, неметафорическом смысле слова. Заснуть без дозы нельзя. У Ройзмана на карантине засыпают на пятые сутки. Меня поразила видеозапись из квартиры какого-то торговца. Среди телефонов и шапок — ряд отсортированных серёжек. На некоторых видны следы крови. Мы осуждаем этих наркоманов, и думаем, что от нас до них — пропасть. Мы не из быдла, мы бы так не поступили. У Ройзмана я видел людей с высшим инженерным образованием; мастеров спорта; повара с победами на конкурсах. Думаю, что если бы не дай Бог я стал героиновым наркоманом, тоже бы ради дозы пошёл на что угодно. В Средние века в Германии тысячи ведьм сознались, что летали на метле — зная, что за это сожгут на костре. Была ли хоть одна не сознавшаяся? Есть уровень физической боли, который выдержать невозможно. О героине неверно судить на основании предыдущего опыта. Героин — это качественно иное.

Думаю, что Путин от героина не зарабатывает — и нефти достаточно, и какие-то понятия о совести есть, пусть и отличные от моих. Но и адекватную борьбу построить не может. По разным причинам. В том числе и из-за непонимания. Думаю что Путин тоже считает наркоманов слабовольными и уверен, что лично он бы ломку перетерпел. Не стал бы ради дозы у своей мамы фамильные украшения воровать.

В этих условиях появляются герои, которые с наркотиками реально борются. Не для отчётов начальству, а на совесть. Это удивительно. Да, roizman сидел в тюрьме, у него был ювелирный бизнес, он ко всем обращается на «ты», в качестве мягкого ругательства говорит «пидорас», и вообще сообщения в ЖЖ надиктовывает. Человек другой, чем нам привычно. Но привычный нам и не смог бы организовать реальную борьбу с наркотиками. Я бы не смог. У Ройзмана появляются последователи — не имеющие связей, опыта, никогда не бывшие миллионерами. У этих идеалистов хоть чуть-чуть, но получается. Есть результаты. Если родители отдают своего ребёнка и подписывают (пусть и формально незаконный) договор — значит, родители посмотрели на реабилитационный центр и признали его для ребёночка правильным.

В отношении Егора возбуждают уголовное дело. Егора оставляют на свободе — убегай! Более того, зачитывание части приговора откладывают на другой день, и не оставляют его под стражей (нечастая любезность русского суда). Уже ясно, что приговор обвинительный — убегай! Не убежал. Посадили. Я бы так не смог. Точно убежал бы.

«С целью формирования стойкой утраты зависимости от психоактивных веществ». Так звучит официальная, по версии обвинения, цель похищения людей группой лиц по предварительному сговору с родителями (оформленному договором). Все наркоманы, которые по версии следствия являются пострадавшими, в суде отказались от показаний, данных на следствии. Некоторые выглядели избитыми. Их привозили без шнурков. Родители против Егора заявление не подписали. Некоторые наркоманы, пока суд да дело, умерли. В реабилитационном центре с наручниками у них был бы шанс. У Ройзмана есть немало успешных примеров, когда ребята после года у него в центре нашли работу, создали семью, и по несколько лет не употребляют. Эти смерти — на совести прокурора. Он никогда за них не сядет. Но если вдруг я не прав, и бог есть — эти смерти у прокурора на чаше весов будут.

Руки сжимаются в кулаки — но я не могу придумать, чем реально помочь Егору. Неудивительно, что приговор Егору обвинительный — этого следовало ожидать. Удивительно и страшно, как много хороших и добрых людей обвинение поддерживают. А то и добавляют: «Жаль, что Ройзмана с ним не посадили». Дай вам Бог, ребята, чтобы жизнь ваших детей героин не задел даже по касательной...

На такой ноте невозможно заканчивать. Расскажу про фото. Это мы в реабилитационном центре Ройзмана выясняем, можно ли замостить всю плоскость равносторонними шестиугольниками с углами 90°, 150°, 60°, 210°, 60°, 150°. Для данного конкретного шестиугольника ответ известен, но в общем виде задача не решена. Наука не знает, какими шестиугольниками можно выложить плоскость, а какими нет. И даже неизвестно, существует ли алгоритм, который на вход получает шестиугольник, а на выходе говорит «можно» или «нельзя». Хотел поместить ещё одно фото, но на нём надо вырезать лицо (один из лечащихся не дал разрешения публиковать его в интернете). Фото в PDF. Подскажите, как?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 78 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →